"Запас прочности": почему не страшен размер внешнего долга Узбекистана

"Запас прочности": почему не страшен размер внешнего долга Узбекистана

39

Главный научный сотрудник ЦЭИР Халилуллох Хамидов рассказывает об опасности роста внешнего долга Узбекистана и уверяет, что волноваться не о чем, несмотря на его размеры.

"Запас прочности": почему не страшен размер внешнего долга Узбекистана

Всемирный рост госрасходов из-за COVID-19, снижение показателей ВВП и налогов вынуждает государства к существенным займам, так как их задача сейчас – противостоять последствиям вируса. В числе таких государств оказался и Узбекистан, которому в ушедшем году пришлось взять в займы из внешних ресурсов для борьбы с эпидемией. Так, по результатам девяти месяцев прошлого года, размер внешнего госдолга составил 18,5 млрд. долларов, сделав скачок на 18,8% с начала года, а размер частного внешнего долга составил 10,3 млрд. долларов, увеличившись на 20,8%.

Как итог, проблема с внешним долгом оказалась одной из самых актуальных тем в том году. Часть аналитиков беспокоится о существенном росте внешнего долга республики за период ковида. Некоторые специалисты делают акцент на то, что нависший над страной долг не должен стать для чиновников сдерживающим фактором касательно принятия решений в преодолении проблем и экономической реабилитации.

Кроме того, экспертные группы мирового уровня единогласно считают, что коронавирусное бедствие и внезапный упадок экономики на фоне ценового упадка на сырье, существенного урезания зарубежных вложений и торговой деятельности, резкое закрытие туристической сферы, цена отказа от внешних займов охватывает утерю зарплаты и рабочих мест, а также прекращения деятельности предприятий. Как итог всего – ослабшая на долгий срок экономика.

Так, профессор Гарварда Г.Мэнкью, не так давно поделился своими мыслями относительно увеличения внешнего долга в пандемический период. По его словам, существуют моменты, когда волноваться о растущем госдолге нужно, но этот момент – не один из них.

Тогда как сильно жителям РУз стоит волноваться о госдолге страны? В этой статье будут объективно продемонстрированы сведения, а также понятным языком разъяснена информация по статистике. Так каждый читатель сможет понять, так ли опасен внешний госдолг, в независимости от степени экономических познаний.

Встревоженность граждан по госдолгу РУз

Стандартно, в развитых государствах граждане беспокоятся о росте внешнего долга государства и ждут увеличение налоговых ставок в дальнейшем. Все это взаимосвязано с тем, что правительство старается найти внешние займы, чтобы профинансировать бюджетный недостаток.

Очевидно, что в отличие от других, Узбекистан занимается привлечением внешних займов лишь для того, чтобы профинансировать программы-стратегии социоэкономического характера, также для инфраструктурного развития. В свой черед, выплаты внешнего госдолга реализуются благодаря активам, которые были раздобыты от осуществления инвестпроектов.

К примеру, в 2017-2019 годах, два высокоскоростных поезда «Талго-250» для пассажиров и четыре стандартных вагона закупили на $63,2 млн. на средства внешнего госдолга страны. Однако, займ на развитие транспортной структуры возвращало не население – выплата долга производилась за счет доходов транспортного обслуживания. Вдобавок, вышеназванные поезда занимаются обслуживанием граждан РУз туристов, тем самым формируя основу для туристического развития.

Структура совокупного внешнего долга

Согласно данным на 1 октября 2020 года, общий объем совокупного внешнего долга РУз достиг $28,8 млрд., совершив скачок на 19,5% (или на $4,7 млрд.) с начала года. Из данной суммы $18,5 млрд. нашло правительство, а остальные $10,3 млрд. выпало на долю частного сегмента (рис. 1).

Стоит обозначить, что внешний госдолг включает в себя часть, которую правительство смогло привлечь от своего имени и часть, которая находится под гарантией страны. На момент III квартала ушедшего года, оставшаяся часть долга от имени правительства равнялась $12,7 млрд., в том числе и еврооблигации на $1 млрд. Размер долга под гарантией страны равнялся $5,8 млрд.

Если произвести расчет, то внешний госдолг увеличился на 36,4% ($4,9 млрд.) относительно III квартала 2019 года. Необходимо понять, на какие затраты были направлены данные инвестиции. И как сильно поменяется благополучие жителей от осуществления проектов, которые профинансируют этими средствами.

Ответить на столько масштабные вопросы затруднительнее, нежели обыкновенное сопоставление цифровых данных без структурного анализа и условий внешнего госдолга страны.

По какой причине произошел рост внешнего госдолга в прошлом году?

Первая причина: с АБР было достигнуто соглашение по кредиту в размере $500 млн. – средства, необходимые для поддержания бюджетных активов в противостоянии коронавирусу. Кредитный процент равен 6 месяцам LIBOR + 0,5%, время погашения – 15 лет (льготный срок – 3 года).

Вторая причина: РУз и МВФ заключили договор, согласно которому стране предоставят льготный кредит на сумму $375 млн. (из них $125 млн по ставке 0%, $250 млн. по ставке 1,05%). Данный займ будет направлен на экономическую поддержку.

Третья причина: Всемирный банк дал согласие на предоставление льготного кредита на сумму $100 млн. по ставке 1,25% годовых, чтобы профинансировать проект «Obod qishloq».

Четвертая причина: договорились привлечь льготные займы на $500 млн., чтобы модернизировать аграрный сегмент РУз.

Помимо всего прочего, сообщения с финрынков говорят о том, что государства вряд ли появятся сложности с крупными займами на хороших условиях, в случае правильной эксплуатации средств и сравнительно небольших процентных ставок.

Хотя в прошлом году произошел существенный прирост внешнего госдолга, годовые темпа роста (в сравнении с таким же сроком предыдущего года) внешнего госдолга были замедлены с 62% во II квартале 2019 года до 32% в этот же период следующего года. Подобное развитие обеспечит постоянство внешнего госдолга в долговременной картине.

В прошлом году, под госгарантию заключили договор с ВЭБ.РФ на выдачу кредитного займа на сумму 101,3 млн. евро, чтобы модернизировать или построить: Топалангскую ГЭС (28,3 млн. евро), Нижне-Чаткальскую ГЭС (38,8 млн евро) и 2 малых Богишамол ГЭС на Даргамском канале (34,2 млн евро). Помимо этого, ГБРК дал согласие выдать национальной авиакомпании «O'zbekiston Havo Yo'llari» кредит под госгарантию на сумму $309 млн., чтобы приобрести самолеты Boeing 787-8.

Положительная сторона в том, что предпринятые действия, призванные снизить кризисные последствия на экономическое состояние, дают возможность облегчения сложностей экономики, а также ускоряют ее реабилитацию. Таким образом вполне осуществимо повышение экономической производительности в долговременной перспективе и снижение долгового коэффициента.

Если смотреть на ситуацию с исторической точки зрения, что рост экономики способен уменьшить соотношение внешнего госдолга к ВВП, даже несмотря на долговой рост. К примеру, в конце 1946 года, федеральный долг Америки равнялся $242 млн. так как существовали большие затраты из-за Второй мировой. Тогда долговой коэффициент достиг 106% ВВП – рекордно большой показатель. Из последующих 28 лет, 20 лет держался бюджетный дефицит. За вышеозначенный период, он долговой рост составил 42%, скакнув с $228 млрд. до 344 млрд. к 1974 году. Однако, американская экономика значительно возросла, за тот период ее прирост составил 552%, так что показатель долгового коэффициента снизился со 106% до 23% ВВП.

Если говорить в общих чертах, то COVID-19 стал причиной рост внешнего госдолга не только в РУз, но и во многих других странах. Так, правительство Америки и европейские страны затратили триллионы долларов на то, чтобы оказать поддержку и удержать пандемические последствия для экономики, тогда как кризисная ситуация стали причиной снижения налогов.

Прогнозируется, что размер госдолга увеличится примерно на 17% ВВП в государствах с развитой экономикой, 12% в развивающихся странах и 8% в государствах с маленьким доходом в сравнении с прогнозами до эпидемии (прогноз экспертов МВФ, 2020). По результатам 9 месяцев 2020 года общий размер госдолга (и внешний, и внутренний) вырос на 6,1% ВВП c начала года (с 30,7% до 36,8% ВВП), что меньше предполагаемого среднего показателя на 2020 год в государствах с низкими доходами.

Обслуживание внешнего долга

Эксперты в области экономики акцентируют внимание не на абсолютном долговом уровне, а на процентных тратах на его обслуживание по отношению к экономическому размеру. Соответствие общих трат на обслуживание внешнего госдолга к ВВП смогло достичь 1,86% по результатам III квартала ушедшего года, данный параметр достиг 1,33% в соответствующем сроке 2019 года. За обозначенный период 2020 года соотношение обслуживания за счет государственного бюджета к доходам консолидированного бюджета равнялось 4,92%, что на 1,06 п.п. больше, чем за такой же срок 2019 года.

Расходы на уплату внешнего госдолга и их источники демонстрируют, что он госдолг имеет вполне стабильное положение. По результатам 9 месяцев 2020 года общая сумма затрат на уплату внешнего госдолга достигла $756,5 млн., из них $454,5 млн. – уплаты по основному долгу, $302 млн. – процентные уплаты (рис 2).

В 2019 году данный коэффициент достиг $759,3 млн. ($452,4 млн. – погашение основного долга, $306,9 млн. – погашение процентов).

Отмечается, что доля затрат на уплату внешнего госдолга от правительственного имени в среднем равна 30% от общей уплаты внешнего долга. Также, по результатам 9 месяцев 2020 года сумму обслуживания внешнего долга, полученного от имени правительства, равнялась $383,7 млн., из них $117,6 млн. или 30,6% – обслуживаются в счет государственного бюджета. Долг под госгарантией показывает следующие показатели – $373 млн. и $87,2 млн. (23,4%) соответственно.